Frontpage Slideshow | Copyright © 2006-2011 JoomlaWorks Ltd.

Заметили ошибку?

Заметили ошибку, опечатку, нерабочую ссылку?

Выделите текст с ошибкой, затем нажмите сочетание клавиш Shift + Enter и отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.

Главная Куртатинское ущелье

Алагирское и Куртатинское общества

Дзивгис...Куртатинцы. Куртатинское общество занимало ущелье реки Фиаг-дон. На западе соседями куртатинцев были алагирцы, на юге — туальцы и тырсыгомцы, на востоке — тагаурцы. На северной равнине жили кабардинцы. Куртатинское общество было союзом нескольких гражданских общин. Крупнейшими из них были Куртатинская и Цимитинская.

В северной части ущелья располагались селения Куртатинской общины — Уаласых, Барзикау, Даллагкау, Дзуарикау, Карца, Ацонага, Джизи, Дзивгис, Гули. По преданию, Куртатинская гражданская община была основана двумя братьями, правнуками Сидамона — Курта и Тага. Потом братья рассорились, и Тага со своей семьей переселился в соседнюю Даргавскую долину. Курта и три его сына стали родоначальниками Куртатинской общины. Одно из трех колен именовалось Уаласых — по названию своего древнейшего селения. В числе фамилий этого колена были Боговы, Дзаболовы, Созановы, Хуриевы, Черджиевы. К колену Найфоната относились Бритаевы, Гайтовы, Тотровы, Фарниевы, Хадарцевы и другие фамилии. Колено Тымболата включало Ардасеновых, Дзодзиковых, Каболовых, Парсиевых, Хаматовых и многих других.

Цимитинская гражданская община первоначально умещалась в большом и хорошо укрепленном поселении Цимити. По своим размерам и планировке Цимити напоминает город. Когда в нем стало тесно, цимитинцы основали неподалеку еще три селения — Хидикус, Урикау, Кадат. Основателем общины считался Цимити — легендарный пришелец из Дигории, давший свое имя центральному поселению. Как и положено по древней арийской схеме, родоначальники трех колен — это сыновья Цимити: Калок, Дадыг и Бази. К ним возводили свое происхождение все фамилии Цимитинской общины. Например, Гаппоевы, Дзокаевы, Куловы, Каргиевы, Таучеловы входили в колено Калоката. Басаевы, Гусовы, Гудиевы, Шотаевы, Торчиновы принадлежали к колену Дадыгата. Из колена Базиата были Табаковы, Елоевы, Карацевы, Кодзаевы, Циноевы и другие фамилии

Очень важно не путать идеологию гражданской общины с системой родства. Родственные отношения существовали между однофамильцами и членами фамильного братства-арвадалта. А люди из одной общины или даже из одного колена не считали друг друга родственниками, если их не связывало фамильное родство. Происхождение от легендарного общего предка осетины воспринимали как основу единства и равноправия членов общины. Предания об Ос-Багатаре, Курта, Цимити и других прародителях — это прежде всего идеология.

Самостоятельными небольшими гражданскими общинами были селения Лац, Кора и объединение Хилака. Хилаком называли высокогорную южную часть Куртатинского ущелья. Главным селением Хилака был Харисджин.

Многолюдная и сильная Куртатинская община делала попытки подчинить соседей-цимитинцев. Случались даже военные столкновения. Но дело всегда оканчивалось миром. Заботясь о своей безопасности, мелкие общины примкнули к цимитинцам. Так соперничество привело к равновесию сил. Политический союз всех гражданских общин Куртатинского ущелья образовал единое Куртатинское общество.

Высший орган управления — Ныхас Куртатинского общества — формировался из выборных представителей всех гражданских общин. Однако простого участия было недостаточно. Депутация отдельной общины признавалась полномочной только в том случае, если в ее составе были представители всех трех колен.

Формы землевладения. Сама природа разделила земельные угодья горной Осетии на четыре главных вида — пашни, сенокосы, пастбища и леса. Обработка пашни и заготовка сена в горах требуют огромного труда. Поэтому пахотные и сенокосные участки были распределены между отдельными семьями. Пастбища и леса обычно находились в общем пользовании.

куртатинское ущелье_2

Верховная собственность на землю принадлежала гражданской общине, коллективной наследнице своего легендарного предка. Территория каждой гражданской общины имела четкие границы. Она была поделена между коленами и селениями, но один небольшой участок сохраняли в общем владении. Такой участок оставался символом единства всей общины.

Каждое из трех колен владело своей частью общинной территории и земельных угодий. Известны случаи, когда колено разрешало поселиться на своих землях посторонним фамилиям или селам и взимало с них подать. За проезд по своей территории колено брало пошлину. Для алагирцев пошлина с проезжающих была хорошим доходом. Ведь через Алагирское ущелье с древности проходит перевальный путь в Закавказье (его современные названия — Военно-Осетинская дорога, Транскавказская магистраль). Как и гражданская община, каждое колено сохраняло символический общий участок. Все прочие земли делились между селениями.

В нераздельном владении сельской общины могли находиться пастбища и леса. Пашни и сенокосы принадлежали отдельным фамилиям. Исключением являлся священный участок пашни — урожай с него использовали на ежегодном общесельском празднике в честь дзуара-покровителя. Общинным пастбищем и лесом на равных правах пользовались все жители селения.

Фамильная собственность была основной формой землевладения. Фамилия иногда владела пастбищами и лесами, которыми однофамильцы пользовались сообща. В фонд фамильных земель обязательно входили пашни и сенокосы, разделенные между родственниками. Члены фамилии имели преимущественное право выкупить или арендовать землю у сородича. Если у осетина не было потомства, его пашню и сенокос делили однофамильцы.

Семейное владение пахотными и сенокосными участками было наследственным. Собственность семьи на полученные от предков угодья была ограничена только правом фамилии не допустить перехода земли в чужие руки. Продажа земли на сторону уменьшала общий фонд фамильного землевладения. Но участком, который был куплен у посторонних лиц, осетин распоряжался без всяких ограничений.

Владение наследственным наделом было обязательным условием гражданства. Безземельный осетин не мог быть членом гражданской общины, не имел права именоваться уазданом.

«Сильные» фамилии. Главная отрасль хозяйства в горах — скотоводство. Главное богатство осетин — скот и пастбища. Пока альпийские луга и выгоны вокруг селений оставались общинной собственностью, положение всех фамилий было примерно одинаковым. Развитие неравенства и феодальных отношений началось с раздела пастбищ — основы горного хозяйства.

Некоторым фамилиям удалось развести большие отары овец и выделить свою долю общинных лугов. Сельской общине тоже было выгодно «отпустить» разбогатевшую фамилию вместе с ее долей пастбищ. Ведь иначе овцы богачей объедали общие луга.

Так появились «великие» или «сильные» фамилии (по-осетински «стыр мыггаг» или «тыхджын мыггаг»). Их сила заключалась в хозяйственной самостоятельности. Владельцы собственных пастбищ как бы отказывались от общинной взаимопомощи, теперь они полагались только на себя. Но их самое важное отличие от рядовых общинников — это возможность иметь зависимых крестьян. Вступив под покровительство «сильной» фамилии, безземельные осетины селились на ее территории. За ведение хозяйства на чужой земле они платили хозяевам оброк и выполняли другие повинности. «Сильная» фамилия редко бывала многочисленной. Имея большое потомство, трудно сохранить и приумножить богатство. Зато мужчины из «сильных» фамилий очень часто славились храбростью. Для защиты своего имущества, для покровительства слабым, для подчинения зависимых требовалось немалое мужество. Но военная мощь «сильной» фамилии определялась числом ее крестьян и холопов.

«Сильная» фамилия стремилась основать отдельное селение, чтобы навсегда освободиться от общинных связей и укрепить свое господство над подчиненными людьми. Так поступили алагирцы Мадзаевы и Датиевы, добившиеся положения сильнейших и знатнейших в своем обществе. В вотчине Датиевых Уаллаг-Карца на каждую господскую семью приходилось по девять дворов крестьян-фарсаглагов и по семь душ кавдасардов и холопов.

Соседями Датиевых были куртатинцы Есиевы и Тезиевы. Их вотчиной было селение Даллаг-Карца. Сохранилось сделанное самими господами описание крестьянских податей и обязанностей: «С хлеба известную меру в год, с баранты, которую имели, в год по одному барану и ягненку. Во время сенокоса по одному косцу со двора, в пахотное время с каждого двора по плугу и пару волов с человеком. Кроме того, в большие годовые праздники должны были приносить нам с каждого двора по кувшину пива или бутылке араки и часть от зарезанного барана. Если кому-нибудь из нас, Есиевых или Тезиевых, приходилось платить за кровь, то зажиточные крестьяне должны были приносить в уплату: кто вола, кто корову, кто ружье, кто медный котел. Если мы с равными себе курта-тинцами или тагаурцами вели войну, то жители наши шли по нашему призыву и дрались за нас». Такие же повинности исполняли крестьяне во владениях Цаликовых и Гуриевых.

На землях «сильных» фамилий поселялись не только безземельные чужаки, но и обедневшие общинники. И те, и другие становились крестьянами-фарсаглагами. Фарсаглаг сохранял личную свободу, мог судиться с господином и мстить ему. Но за использование чужой земли фарсаглаг был обязан расплатиться собственным трудом и продуктами своего хозяйства.

В доме знатного и богатого человека работали его кавдасарды и кусаги. Кавдасардами называли детей от незнатной второй жены-номылус. Кусаги — это бесправные холопы.

На смену общинному строю, который в XV в. стал началом нового исторического восхождения, пришел феодализм. Алагирское и Куртатинское общества могут служить примером развития феодальных отношений в горной Осетии.


М.М. Блиев, Р.С. Бзаров "История Осетии"

источник "Осетия и Осетины"

Яндекс цитирования

© 2012 Гусовы. Все права защищены.

Created by Alan Gusov